Macroud (macroud) wrote,
Macroud
macroud

Пусть катятся – свобода же!

Что нам делать с нашими, так называемыми, либералами? Большинству их хотелось бы просто передушить. Жестоко. Но для страны ой как полезно! А что полезно для страны, полезно для всех. Меньшинство должно смириться – демократия же! Не за нее ли ратовали и ратуют сами либералы? Вроде бы за нее, но с одной поправкой – чтобы к ним самим это демократическое положение не относилось. Стало быть, на демократию как таковую им наплевать, а просто хочется власти. Ладно бы еще эту власть они предполагали использовать во благо стране. Так нет же! Они «эту страну» хотят переделать, превратить в «как там», в Запад. Страна не хочет. И уже готова благодетелей своих душить. Но, может, пусть они, либералы, просто переселятся на так любимый ими Запад сами? Никто же не держит – чай, не СССР. Там их ждут с распростертыми объятиями. Опять-таки и пользу России принесут, в кои-то веки…

На эту тему отличная статья получилась у С. Черняховского. Привожу ее полностью. Оригинал взят здесь.

«Либеральная эмиграция» может стать благом для России

Пусть живут, где хотят, не мешая нам самим решать нашу судьбу.

Болезненное внимание СМИ к решению Сергея Гуриева уйти с поста ректора Российской экономической школы и остаться жить в Париже можно объяснить либо болезненностью сознания тех, кто попытался раздуть из этого политический скандал, либо их сознательным желанием выстроить на этом определенную политическую спекуляцию.

Ну захотел и уехал. В стране, в конце концов, существуют и свобода выезда за рубеж, и свобода выбора места своего проживания, что как раз всегда и отстаивалось теми, кто сейчас придает такое внимание этому отъезду и выдумывает в связи с ним новые словосочетания – «либеральная эмиграция», «новые невозвращенцы» и тому подобное. Создается интонационная волна: «Жить становится все хуже. Раз такие замечательные люди вынуждены покидать Россию – Россия обречена».

Насколько замечательным человеком является Гуриев, известно только тем, кто так о нем сожалеет. Большей части общества он был неизвестен и ничем выдающимся в области науки себя не проявил. Возглавляемая им Российская экономическая школа, созданная в 1992 году по инициативе профессора Иерусалимского университета Гура Офера и других зарубежных ученых-экономистов, хотя и имела среди учредителей ЦЭМИ РАН и МГУ им. М.В. Ломоносова, всегда ставила своей задачей «развитие в России экономической науки мирового уровня и обеспечение в стране современного экономического образования и исследования для российского общества, бизнеса и государства». Как мы хорошо знаем, словосочетание «мирового уровня и современное» в переводе на русский означает «западного типа и рыночное».

Преподавали в школе люди, имевшие докторские степени известных мировых (точнее, западных) университетов: Гарварда, МТИ, Мичигана, Университета штата Пенсильвания, Лондонской школы бизнеса, Университета Висконсина в Мэдисоне, Тулузского. Школа принимала к себе лучших представителей вузов России, традиционно готовивших ее элиту, – МГУ, МФТИ, ВШЭ, МГТУ им. Баумана, НГУ, – и переучивала их по своим образцам. То есть брали наиболее перспективных представителей нового поколения интеллектуальной элиты страны и превращали в носителей своей воли, своей культуры и своих образцов мышления. Перевербовывали, делали из граждан СССР/России подданных стран, представители которых вели обучение: Западной Европы, США, Англии, Израиля и Австралии.

Именно РЭШ окончил Аркадий Дворкович, ныне он возглавляет ее совет директоров. Именно в ней работал недавно уволенный с поста замминистра образования Игорь Федюкин: должность его называлась «ведущий эксперт Центра экономических и финансовых исследований и разработок при Российской экономической школе, директор по прикладным исследованиям РЭШ». Но вообще более подробный разговор об этой странной школе и о том, кого и для кого она готовит, – отдельная тема.

Итак, Гуриев остался в Париже. По абсолютно случайному стечению обстоятельств, как раз после того, как там приняли закон об однополых браках. Что ж, его право – ему там комфортнее.

После того как об этом его решении стало известно, сначала определенным образом ориентированные комментаторы, а потом и сам Гуриев стали говорить, что в России он чувствовал угрозу своей безопасности, что его стали преследовать не то за вмешательство в «дело Ходорковского» на стороне последнего, не то за поддержку «болотного процесса»... Кстати, сам Ходорковский, когда явственно чувствовал угрозу себе в 2003 году, имея возможность остаться за рубежом, не пошел этим путем. Тем самым, кстати, он вызывает уважение даже у некоторых своих противников, в то время как подобные Гуриеву не вызывают его и у тех, кто ранее против них ничего в общем не имел.

Станет ли стране хуже от его отъезда и отъезда иных представителей его идеологического тренда? Вряд ли: никто из них за четверть века ничего особо хорошего для страны не сделал. Вместе с тем возможно, что если бы те же Дворкович и Федюкин находились подальше от России и не участвовали в ее делах, России было бы явно лучше.

Предположение, что отъезд Гуриева и почти одновременная отставка Федюкина являются ослаблением группировки Дворковича, выглядит вполне обоснованно. Для кого-то это плохо, для кого-то – хорошо. Но вопрос в том, хорошо это или плохо для страны. Кто-то сочтет, что для страны это плохо, потому что они – «либералы», а только эта идеология способна обеспечить ее процветание. Кто-то сочтет, что для страны это хорошо именно потому, что они – «либералы», так как сам либерализм порочен и для России не подходит.

Но проблема совсем в другом. Дело не столько в том, что они – «либералы», сколько в том, что на самом-то деле они вовсе никакие не либералы. Уловить в них сходство с Локком, Вольтером, Уильямом Гладстоном, П.Н. Милюковым, Франклином Рузвельтом может только тот, кто не читал первых и не знает, кто такие остальные. Хотя бы потому, что вышеназванные политические деятели всегда стремились к усилению своей страны и ее доминированию к мире, к тому, чтобы мир жил по их законам, в то время как наши представители вышеназванной группы, прикрывающиеся той же идеологией, посвящают всю свою деятельность тому, чтобы принудить Россию жить по законам иных стран и сделать провинцией некоего иного мира, с которым они себя отождествляют.

Собственно, основное политическое противостояние последних лет – это не классическое идеологическое противостояние между либералами и коммунистами, между коммунистами и националистами, между консерваторами и либералами и так далее. Это противостояние между теми, кто считает, что судьбу России должны решать в России, кто считает себя ее гражданами, идентифицирует себя с ней, и теми, кто считает себя гражданами некоего иного государственно-цивилизационного образования (США, ЕЭС, Всемирного Халифата и так далее). Как показали все события, первых в общей сложности порядка 80-90% населения страны, вторых – порядка 10%.

И вот эта цифра, «порядка 10%», постоянно фигурирует во множестве социологических опросов. У нас 12% тех, кто уверенно заявляет, что Сталина можно считать государственным преступником. Порядка 10% тех, кто поддерживает лозунги Болотной площади. 12% тех, кто является абсолютным сторонником частной собственности и рыночных отношений. 12-14% тех, кто на сегодня является сторонником западной политической модели. 12% тех, кто считает, что гомосексуализм – сексуальная ориентация, имеющая равное с обычной право на существование. 14% тех, кто против пресечения публичных проявлений гомосексуализма и его оправдания. И еще порядка 10% составляют те, кто оправдывает власовцев и говорит, что в случае войны поступил бы так же, как они.

Нужно, конечно, оговориться, что здесь приведены цифры из разных опросов, касающиеся тех, кто твердо и вполне определенно настаивает на обозначенной позиции. Да, еще 10-15% составляют те, кто, скорее, разделяет эти позиции, но не в полной мере. Но вот эти «порядка 10%» достаточно убежденно стоят на своих позициях, так себя идентифицируют и иначе не могут и не хотят.

Еще раз: это разные опросы. Но и данное цифровое совпадение, и определенная ценностная близость данных позиций дают серьезные основания предполагать, что в основном это одни и те же люди. Это не значит, что они по определению плохи и диалог с ними невозможен. В ХХI веке великой может быть только страна, создающая общество разнообразия, обеспечивающая согласие между разными людьми. Но дело в том, что именно эти «порядка 10%», составляя меньшинство и претендуя на то, чтобы соблюдение их прав было гарантировано, сами не хотят никакого согласия ни с большинством, ни с остальными меньшинствами и не намерены признавать за ними их прав.

Они хотят, чтобы все стали такими, как они. Ну или как минимум желают стать правящим меньшинством, а всех тех, кто не разделяет их позицию, они мечтают сделать подчиняющимся им большинством. Но если они не хотят согласия и признания прав других, согласие с ними невозможно и признание прав их самих контрпродуктивно. Потому что главное право, на котором они настаивают, – право навязывать другим свои стандарты жизни.

Им действительно лучше в других странах. Они идентифицируют себя с ними. Там им нравится. Там – их святыни. На самом деле они не слишком много знают о реальной жизни тех стран, но уверены, что им и там достанется лучшее. Что ж, это их право.

Некоторые из них утверждают, что им там лучше, потому что они ментально чувствуют себя «европейцами», а остальные – не чувствуют. Но, во-первых, вопреки тому, что утверждают «евразийцы» и славянофилы, Россия не в меньшей степени представляет Европу, европейскую культуру и цивилизацию, чем великие страны Западной Европы, которых, кстати, не так много: Франция, Англия, Германия, Испания и Италия. Всего пять из трех десятков. И отличий Германии от Италии куда больше, чем отличий России от Франции.

Во-вторых, в России сегодня куда больше сохраняются классические европейские ценности, чем и во Франции, и в Германии. Россия сегодня во многом – последний бастион классической Европы. Но это – отдельная тема.

В-третьих, ну пусть они считают себя кем хотят и живут там, где будут чувствовать себя комфортнее. Пусть только России/СССР не мешают самой решать, как она хочет жить.

Еще раз подчеркну: конечно, важно, как будут жить Россия и искусственно отчлененные от нее части СССР. Но более значимый на сегодня вопрос заключается в том, чтобы Россия сама могла решать, как она хочет жить, без навязывания воли как внешних сил, так и тех людей, которые не связывают себя с ней, которые идентифицируют себя не с ее историей и культурой, а с другими, тем более явно вырождающимися странами и цивилизациями.

«Либеральная эмиграция» – нелепое выражение. Но если не спорить о словах и принять, что оно означает отъезд из России тех, кто считает себя не ее гражданами, а чужими подданными, то такому их решению можно только радоваться.

Tags: либералы, оппозиция, политика
Subscribe

  • Антипрививочная кампания как средство разрушения России

    Вот любопытно, год назад все с нетерпением ждали вакцины от ковида – понимали, что за пару месяцев ее не разработают, но торопили, – а…

  • По the встрече

    «Зарницы доверия» – это, конечно, сильно. Однако собирались-то не для этого. И даже не для разрядки напряженности. Тем более,…

  • Третья волна

    Собянин объявил неделю выходной. С сохранением зарплаты. За счет работодателей, то есть бизнеса. Потому что заболеваемость коронавирусом резко…

Buy for 10 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 7 comments