Macroud (macroud) wrote,
Macroud
macroud

«Духов день» Сергея Сельянова, 1990



Давно хотел посмотреть, да вот каждый раз по ящику этот фильм ставили за полночь. Для кого? Или в том какой-то внутренний глубокий смысл?

О чём этот фильм? Да так сразу и не ответишь…

Несмотря на то, что в главной роли здесь задействована культовая фигура отечественного рока, Юрий Шевчук, это совсем не то, что «Игла» или «Асса» – песен нет (то, что Шевчук исполняет в самом конце, внимания не стоит). Актёр из Шевчука более чем посредственный: подслеповатый взгляд в пол – вот и вся игра. (Зато остальные играют блестяще!) Но закадровый голос у него вполне выразительный.



А ведь и режиссёрская идея есть. Вот только как за неё ухватиться-то?

Сам по себе Духов день – праздник, народный и православный. Дух святой, податель жизни и верный защитник в час беды, разливается по земле – и она готовится разрешиться урожаем (да и вообще будущим благополучием). В этот день в человеческий мир активно вторгаются потусторонние силы, возвращаются души умерших. И в этот же день души живых очищаются от праздного разгула, а мир – от нечисти. Важно? Возможно. Но понятно это станет позже…

Итак, главный герой, Иван Христофоров, даёт интервью. В который раз… О чём? Что-то про свои мысли, ощущения, восприятие жизни – в общем, ни о чём, так, поток сознания. Но экспрессивно. Писатель, поэт, музыкант, просто «интересный человек»? Да кто ж его знает?! Богэма… Или диссидент… А, может, экстрасенс?





- А в прошлый раз ты говорил прямо противоположное, – корит героя его подруга. – Вот, у меня в дневнике записано.



И тут происходит бабах и пожар. И мир раздваивается: «Кажется, так уже было со мной. Будто на миг приоткрылся тяжёлый люк и в щель ворвалось дыхание другой жизни, с другим временем, другой музыкой. Но люк тут же захлопнулся и опять стало мутно, неразличимо…» Но на этот раз люк до конца не захлопывается…

Воспоминания о детстве? И да, и нет. Личный срез бытия, уходящий корнями в детство и во многом продолжающий детством и оставаться: жизнь моя – театр, а я – зритель, актёр и… режиссёр: «Мы сейчас, как всегда, разыграем комедию в лицах…». Необъективно? А где она, объективность-то и как её отфильтровать?





Детский мир – посёлок,.. или страна: «Народ был разный, но мне тогда казалось, что все думали одну большую общую думу…». Жили,.. ну, как могли. Только вот не проходило ощущение, что все здесь – временные: когда-то пришли и когда-то уйдут – не здешние. Однако пока как-то притёрлись и к посёлку, и друг к другу, и породнились – все здесь стали Христофоровыми.

Правда, периодически появлялись новые люди. С новыми идеями. И с новыми затеями… Прошли революция, гражданская, Отечественная, но «по-прежнему в поселке появлялись пришлые, но это был уже какой-то другой народ: звали их тунеядцами… Они называли себя шестидесятниками. И все думали, что это секта такая… Вообще, они трудились на лесоповале, а вечерами жгли костер на берегу и читали друг другу стихи…». И укореняться-то никто из них не собирался – ясно было, что уйдут, «когда выйдет их срок». В общем, пользы от них не было, а жить мешали.







Пришлые, они такие – всё норовят свою картину мира в твою голову впихнуть, не спрашивая нужно, не нужно, нравится, не нравится, правильно, не правильно. Из классовых интересов, государственных, ради тебя же, дурака…



И открылось у нашего героя в детстве странное свойство – напряжением воли устраивать взрывы. Правда, свойство это контролю поддавалось плохо. Можно сказать, что и совсем не поддавалось. И задумались тогда крепко родители, местный оперуполномоченный и дед-контрреволюционер. А в наше время задумались уже современные государственные мужи: мало ли что да и сгодиться на что может.











А сколько таких Христофоровых, со странными свойствами-то? Целый посёлок же был! Или страна?.. Пригляд же нужен. И воспитание. И перевоспитание. В государственных интересах. Ну, т.е. в общих. Нет, таких без всемерной опеки оставлять никак нельзя.







А им как быть, Христофоровым этим? Посёлку целому? Или стране?..

Напоминаю: это был 1990 год. Очередные свобода, равенство, братство. И светлое будущее, конечно, с человеческим лицом, но теперь уже с капиталистическим. А вы говорите революция, оттепель, перестройка… Как там у М. Шатрова? «Дальше… дальше… дальше!» Ну ведь совершенно без продыха!

Помните анекдот: «Фанэры бы… Была бы фанэра – сделал бы себе ероплан и улетел бы отсюда к едрене фене.» Но это для одного. А если для посёлка целого? Или страны? Если для всех? Во-о-от!





На предков и современников, на умерших и живых, кто душою не покривил, вся надежда…







Tags: кино
Subscribe

Buy for 10 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 4 comments