Macroud (macroud) wrote,
Macroud
macroud

О современном символизме Ленина



Тут с одним френдом поспорили обсуждали специфику отношения к памятникам Ленину на Украине и реакцию на это отношение в России. Френд полагает, что на Украине их сносят, отряхивая с подошв преступления коммунизма, а в России по этому поводу сильно возмущаются, вместо того, чтобы тоже снести и тоже отряхнуть – мол, движения в светлое завтра без покаяния в накопленных грехах не будет, да и «прогрессивное человечество» к себе не примет. Про прогрессивность «прогрессивного человечества» как-нибудь в следующий раз, а по памятникам Ленину – прямо сейчас.

Да, Ленин, как зачинатель советского периода в развитии России и, где косвенно, а где и прямо ответственный за сопутствующие этому периоду жертвы, в определенной степени может рассматриваться (и многими рассматривается) как монстр. И жертвы, и монструозность вроде бы надо осудить – так принято у цивилизованных народов.

Но, с другой стороны, возможно ли в принципе осудить исторический период? История и ее смысл – по ту сторону Добра и Зла. Этические оценки, которые, кстати, в различные периоды времени у различных народов и у отдельных частей этих народов сильно дрейфуют, к истории не применимы. Можно лишь констатировать, что да, среднему обывателю было тяжело, страшно – но и не более того.

Само значение следа Ленина в истории и размер его личности вне сомнений огромны. Ну, так чего ж памятник не поставить (или не оставить)? Пусть напоминает нынешним и грядущим поколениям о былой славе и былом горе. Это вообще очень полезно – помнить!

Однако собственно с Лениным нужно было разбираться раньше – по горячим следам в начале 90-х. Сейчас уже поздно. Сегодня памятники Ленину олицетворяют совсем не Ленина, не коммунизм и даже не советскую эпоху.

Сегодня Ленин – это уже не Ленин, который Владимир Ильич, вождь большевиков и мирового пролетариата (Господи, кто еще помнит, что такое пролетариат?!), организатор Октябрьского переворота и восстановления, пусть и советской, Империи со всеми сопутствующими издержками, сегодня Ленин – это символ совсем иного, с той, реальной личностью никак не связанного. В последние полтора десятка лет произошло смещение понятий, символов и их метафизического наполнения.

Сегодня Ленин и памятники ему – это символ недавнего этапа успешного имперского прошлого с перспективой возвращения такого этапа в будущем. Это символ могучего государства и хорошей жизни, во многом обеспеченной этим государством, это символ единения большой страны, большой России. Отчасти это и символ единства Русского мира.

Естественно, что разрушение памятников вождю воспринимается в России болезненно. Смею предположить, что, когда Украина будет освобождена от фашизма, памятники Ленину в массе своей восстановят.


Tags: Ленин, Россия, Украина, идеология, общество, политика
Subscribe

  • Василий Лановой. Реквием

    Лихой Иван Варавва, Вронский, тот, что первый, Павка Корчагин, тоже, который первый, Крис Кельвин, рыцарь без страха и упрека, что у Ниренбурга. И…

  • Валентин Гафт. Реквием

    Очень яркая личность. И яркая внешность. Талант и харизма. Красавец, поэт, балагур, гражданин. И великий актер. Прежде всего, актер. Еще…

  • Армен Джигарханян. Реквием

    Ушел еще один великий. И не сказать, что сильно старый – 85. Вполне бы еще мог… Его было много. Даже очень много. Но всегда он…

Buy for 10 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 22 comments

  • Василий Лановой. Реквием

    Лихой Иван Варавва, Вронский, тот, что первый, Павка Корчагин, тоже, который первый, Крис Кельвин, рыцарь без страха и упрека, что у Ниренбурга. И…

  • Валентин Гафт. Реквием

    Очень яркая личность. И яркая внешность. Талант и харизма. Красавец, поэт, балагур, гражданин. И великий актер. Прежде всего, актер. Еще…

  • Армен Джигарханян. Реквием

    Ушел еще один великий. И не сказать, что сильно старый – 85. Вполне бы еще мог… Его было много. Даже очень много. Но всегда он…