Category: литература

Category was added automatically. Read all entries about "литература".

Buy for 10 tokens
Buy promo for minimal price.

«Андеграунд, или Герой нашего времени» Владимира Маканина



Вещь потрясающая, изумительная вещь! Какое чувство слова, какие обороты, какие типажи! И как филигранно все это упаковано.

Про андеграунд, советский, понятно – сегодня-то такой штуки нету. На сломе эпох – оттуда сюда. Главный герой – Петрович, 54 года (потом будет 55), агэшник. Писатель, который давно не пишет. Ничего… Зато сторожит. И бомжует. В общем, балансирует на грани выживания.

До середины романа сплошное наслаждение – калейдоскоп, нет – фейерверк колоритнейших персонажей (собственно, фейерверк авторских их характеристик, а сами-то персонажи обыденные, таких на каждом шагу…), в сменяющих одна другую бытовых зарисовках. А потом начинается погружение во тьму… В лучших традициях позднесоветских мемуаров о репрессиях честных и благородных.

Collapse )



Демон-гуманист, или «Мельмот Скиталец» Чарлза Метьюрина



Готический роман. Классика. Первое издание – 1820 год.

Пока было в процессе, казалось длинно, нудно, скучно, усыпляюще, а вот закончил и – вещь-то серьезная, очень серьезная. И значительная. В том числе и по оказанному на последующую литературу эффекту: Эдгар По, Бальзак, М. Булгаков, «Портрет Дориана Грея», альтист Данилов et cetera.

Collapse )


О противлении злу силою, или «Pasternak» Михаила Елизарова



Социально-философская фантасмагория.

Язык хороший, даже очень хороший. Сочный. Да, с матом. Обильным. Ну, как у соответствующих слоёв населения. Но всё к месту.

Гротеск.

Натурализм.

Цинизм.

Фантастичность.

Схематичность. До картонности…

В сущности, это памфлет. Против разложения отечественной культуры, порчи православия, внедрения чуждых религиозных систем, засилья псевдорелигиозных сект и откровенного хиромантного жулья. Вернуться к истокам? Занесло те истоки илом да песком… Железной рукой изничтожим ворогов – хотя бы и натурально демонов. Вырежем физически! Потому как по-иному уже нельзя. Вот только хватило бы сил…

Collapse )

Неудавшееся погружение во тьму. «Остромов, или Ученик чародея. Пособие по левитации» Дм. Быкова



Впечатления противоречивые.

Многословно чрезвычайно, впрочем не сказать, что словоблудно – слог-то хороший. Просто словесный поток уж очень, хм, многоводный. Лишний, пустой…

Разговоры, разговоры, а действия-то – почти что ноль. Потому за сюжетом, который в разговорах да мыслях, следить сложно.

И вне сюжета – философствование. Про жизнь, про ее смысл, про талант, про творчество, про совесть, про добродетель, про порок, про, про, про… Бесконечное… Тягучее… Теряющееся в неразличимом бормотании… Бессмысленное… Но с претензией!

Поначалу все никак не отделаешься от ощущения какого-то подражания – прежде всего, Пелевину, а то Пастернаку и М. Булгакову, Ильфу с Петровым.

Collapse )

Женская сила, или «Непобедимое солнце» Виктора Пелевина



Ну, что сказать? Как всегда, великолепный язык, жёсткая, предельно циничная и настолько же предельно точная характеристика текущей реальности (включая ретроспективу), и… – и всё.

Буддизм как мировосприятие, где мир – воля и представление моего я, которого на самом деле нет? У Пелевина все романы об этом. Но ничего нового он не сказал.

Конспирология на тему политического (в купе с экономическим) мироустройства про тайные силы и мировое правительство? В этот раз – тоже нет. Михаил Хазин сегодня гораздо интереснее Пелевина будет. При том, что Хазин-то всяко ближе к реальности.

Истинная картина социальных и прочих отношений в обществе или в отдельно взятой организации? И этого нет.

О чём опус?

Collapse )

Владислав Крапивин. Реквием



Грани Великого кристалла… Грани этого мира – реального и того, что где-то за, ощущение жизни и наивная мечта. Сколько их?.. Без счета. И где-то там – мы.

Всё это Владислав Крапивин, романтик, сказочник, философ, учитель. Писатель.

Его книги – отдельный пласт нашей жизни. Невероятно притягательный. Завораживающий. Потому что правильный. Пусть, по форме и сказочный. Так входит в мир Истина. Чтобы прорасти в детские души и сделать этот мир лучше. И чтобы помочь пережить зверское настоящее.

Крапивина больше нет. Но остались лётчик для особых поручений, ангел-ханитель Вовка и лоцман Сашка. И не только они…



«Путешествие в Город мертвых» Амоса Тутуолы, или Раскрепостить сознание



Правильное, полное название повести – «Путешествие в Город мертвых, или Пальмовый пьянарь и его упокойный винарь». Ее автор – первый нигерийский писатель, которого заметила планета: книга издана в Лондоне в 1952 и через год переведена на французский. Интеллигенты-соратники, правда, встретили в штыки – и автора, и его опусы – обиделись за родину. Ну, и из зависти.

Collapse )

Поэма о бесконечном возвращении, или «Улисс» Джеймса Джойса



Роман известный – вряд ли кто о нём не слышал. Читали, правда, весьма немногие. Ещё меньше тех, кому он понравился. А уж тех, кто его понял – и вовсе нет. Ну, почти. Одним словом, очень неоднозначная вещь.

Collapse )


Эдуард Лимонов. Реквием



Писатель. Политик. Личность. И очень увлекающийся человек. Чрезмерно увлекающийся.

Всегда искренний. Вот, что называется, от всего сердца. Это его главная черта. Именно она и вызывает уважение. Она и притягивает… Притягивала.

Как писателя я его практически не знаю. Ну, вот, как-то не добрался еще. То, что попалось, очень неплохо. Но попалось мало. Специально – не искал.

Политических взглядов его никогда не разделял. Наоборот, осуждал.

Я его живого видел. И слышал. И вот это произвело впечатление. Большое.

Collapse )